Новый ГОД к нам мчится!

В самом начале зимы мы попали в “Новогоднюю сказку”!

Прекрасные девушки из финского хора «Мистика» устроили нам настоящий новогодний сюрприз! 

Неожиданно к нам на банкет пришел Санта с мешком подарков!

Словно в детство приоткрыли дверь! Всем вспомнилось то волшебное чувство, что испытываешь, когда надрываешь оберточную бумагу! Спасибо!

 

Волшебный праздник! Теплая обстановка, вкусное угощение и веселое общение :) Не обошлось без хоровода под песенку “В лесу родилась Ёлочка”, Санта был в восторге :)

Столица Финляндии встретила нас перед рождеством нарядными гирляндами, запахом пряностей и глинтвейна с ромом :)

Греться приходилось постоянно, мороз в первых числах декабря был очень сильным! Спасали только яркое солнце и приветливые лица продавцов на старом рынке…

 

Мы прекрасно провели время, отключились от домашних забот, окунулись в праздничную атмосферу гостеприимной северной страны.

Татьяна Ершова написала после поездки: “Было хорошо, было сложно, было душевно, была прекрасная публика и ОТЛИЧНЫЕ предновогодние гастроли!” :)

Как и было у нас всегда заведено, если птичек выпускают из клеток!

 

Гастроли Мам@хора 1-2 декабря 2018 в Финляндии. Взгляд изнутри


Жизнь складывается из набора мгновений. Какие-то мы отслеживаем, большую часть проживаем незамеченными, бывают яркие моменты, которые остаются в памяти надолго и формируют наши воспоминания. Таких минут на гастролях женского хора 1-2 декабря было очень много. Часть из них мы провели всем составом, часть – малыми группами в разном сочетании участниц, что-то останется только в моей душе, ибо никому другому не интересно.

Женский хор на вольном выезде – само по себе тема для смешного и трогательного рассказа, так как все мы, независимо от возраста – девочки, и многие поступки у нас никак не соотносятся с нашим взрослым статусом мам и даже бабушек, сотрудниц, начальниц и подчиненных.

Началось все с того, что хористка из вторых альтов опоздала на автобус Питер-Хельсинки. Вопрос: “Но как?” – в женском коллективе может звучать только риторически. Каждая понимает, что на то может быть тысяча причин, от самых банальных до причудливо-нереальных.

Наша стайка из шести человек прибыла в столицу Финляндии 30 ноября, на излете осени, уже в темноте. Боже, как красив Хельсинки в вечерних огнях, уже нарядивших город к Рождеству! Праздник в душе начался сразу. Гигантские светящиеся бантики на первом попавшемся торговом центре покорили женские сердца.

Бантики были сфотографированы всеми без исключения, с собой и без себя. Навигатор (он наверняка в душе мужчина) самоуверенно пообещал, что за полчаса мы дойдем пешком от вокзала до гостиницы. Через две улицы с постоянными остановками, чтобы запечатлеть всю красоту на пути, стало ясно, что до начала зимы можем не успеть.

Так, потакая своим нехитрым желаниям, одна за другой, малыми группами, постепенно, весь хор переместился из Питера в Хельсинки.

Необыкновенно приятно видеть знакомые лица в незнакомой обстановке чужой страны. Становится тепло и радостно, когда из-за каждого угла в отеле появляются «свои» люди, из номеров то и дело высовываются хористки в неглиже, и уже в коридоре точно можно сказать, за какой дверью кто живет. Ибо поют и напевают.

Ночь в разгаре. Втихаря доучиваем с Аллой на два голоса свои партии. Слегка переживаем, что время уже перевалило за 23 часа, и в хостеле пора соблюдать тишину. Громкий стук в дверь. Ну вот, допелись. Открываю. В первое мгновение не узнаю лицо из хора. Без очков и косметики, смутно знакомая особа строго спрашивает: “Это вы тут поете?” Уверенно все отрицаю. «Жаль», – говорит барышня, и я уже узнаю ее по голосу – это же Ольга, из альтов, – «а то я хотела с вами». Дальше поем втроем. В коридоре слышим голос Татьяны Ершовой. Дирижер приехал! Можно спать спокойно, теперь мы под крылом.


Днем встречаемся с финским хором “Мистика”. Если нам дать выспаться и гарантировать спокойное существование, мы будем такие же довольные и беззаботные, как финские коллеги. Зато у нас жизнь ярче. Из-за эмоциональных качелей. Хористки из Финляндии трогательно о нас заботятся, кормят и оставляют репетировать в специально арендованном домике с большим залом. Сами распеваются в соседнем помещении. Друг другу мешаем, но не жалуемся.

И вот мы в храме города Klaukkala, пригороде Хельсинки, уже перед концертом. Современное строение изнутри краше, чем снаружи. Репетируем. Звук божественно летит, хочется сказать под купол, но нет тут никакого купола, только потолок, плавно стекающий по немыслимой дуге на пол, и на этих волнах звук волшебно качается и усиливает сам себя. «Косяки» наши тоже усиливает. Смиряемся с собственным несовершенством и держим себя в руках.

Поем концерт пополам с девушками из финской «Мистики». И две песни – вместе. Это “вместе”, наверное, главная часть концерта. Вместе: финны и русские, – вместе: два хора и зал, – вместе: мужчины и женщины. Звучим мощнее, чем всегда. В общей массе звука теряются ошибки, они не главное, они сейчас не важны.

Вечером принимающий хор устраивает нам прекрасный банкет, по финской традиции в зале с длинными столами, угощением, сюрпризами, подарками и чисто женской заботой о гостях. Конечно, мы пели. По нотам и без, по раздельности и вместе. Каждый хор поздравил «своих» именинниц традиционной песней.

Потом пришел финский Дед Мороз Елло Пукки, и мы с ним, как принято во всем заснеженном мире, водили хороводы. Наивно и мило. И каждый вспомнил детство. Так, за общей трапезой и с песнями, просто и без затей мы становились ближе. А Елло Пукки впервые (!) услышал “В лесу родилась елочка”. Хоры дарили друг другу подарки. Учитывая, сколько у нас оказалось общего, надо ли удивляться, что и подарками с обеих сторон были сборники нот?


Наши дирижеры – Татьяна Ершова и Victoria Meerson по очереди произнесли спич. И это не были гремящие торжественные речи, а самые обыкновенные, но тепло сказанные слова и потому они, наверное, проникли в самую душу.


А в воскресенье мы уже выступали тем же составом в концертном зале Balderin Sali на Aleksanterinkatu 12, в самом центре Хельсинки.

Здание сохранило внутри ампирную отделку, а через окна виднелись желто-белые фасады классицизма, совсем как в Петербурге. Небольшая сцена принимала два наших дружественных хора. И снова пели и звенели голоса на разных языках.


И два дирижера совершенно одинаковыми жестами подносили к уху камертон и настраивали звучание хористов. А в зале нам подпевали, как умели. И именно тогда появилось у меня это большое чувство, что рождается на вдохе и переполняет грудь. От него совершенно неуместно щиплет в носу и предательски блестят глаза. Его трудно назвать и, наверное, не стоит препарировать. Я чувствую его как дыхание, что летит неслышно в эфире и накрывает всех невидимым покровом, соединяя отдельных людей в единое человечество. И это чувство порождаем мы – женщины, которые умеют петь.

Татьяна Княжицкая